Octopus YAP – понырять на все каменные деньги! Manta Ray Bay Hotel & Yap Divers

Что такое Яп? Когда этот вопрос задала подруга-географ, стало интересно вдвойне. Хотя многим дайверам, конечно, название знакомо. После двухсуточных «доборок» вместо усталости пришло чувство гордости – в какое же отдаленное место я попала! Так вот, специально для географов сообщаю: Яп – весь покрытый зеленью тропический остров (точнее, группа из четырех островов) в Тихом океане, в девяти градусах севернее экватора – это Западные Каролинские острова. В отличие от большинства островов южной Пацифики, Яп расположен на мелководной части азиатского континентального шельфа. Размер его примерно 20 на 8 километров, окружен просторной мелководной лагуной и барьерным коралловым рифом протяженностью почти 150 километров, за барьерным рифом – свалы, вертикальные стенки и мелководные рифы. Исследовано не более 10%! Климат на Япе тропический: жарко и влажно, среднегодовая температура воздуха 27°С, воды – 28°С. Только мечтать… Северо-восточные ветры дуют с ноября по март, и в эти месяцы меньше дождей и влажности. Тайфуны не характерны, обычно проходят севернее.

 

Административно Яп – один из штатов государства Федеральные штаты Микронезии (FSM). Всего их четыре, также входят Чуук, Понпей и Косрае. FSM – суверенное государство, входящее в Организацию Объединенных Наций, но его развитие и экономика близко связаны с Соединенными Штатами Америки. На Япе в ходу американские доллары, распространен английский язык. Правда, есть и япийский и еще не менее четырех национальных языков, на которых разговаривают на главном острове и так называемых внешних или дальних, островах.

 

Manta Ray Bay & Yap Divers. В 1990 году ведущий американский подводный журнал Skin Diver писал: «26 апреля 1990 года на острове Яп праздновали грандиозное открытие первого нового отеля за 22 года. Manta Ray Bay & Yap Divers – первый в Микронезии курорт, посвященный дайверам. Отель специально спроектирован и построен дайверами для дайверов. Яп стал широко известен в мире дайвинга за последние 2 года – после того, как были обнаружены 15 мант, которые обитают здесь постоянно».

 

Человек, который создал этот курорт, известен – это Билл Экер (The Manta Man), американец из Техаса, который поселился на Япе больше 20 лет назад.
десь его дом и семья, здесь дело жизни. Именно Биллу американский и европейский мир обязан «открытием» дайвинга на Япе. Именно Билл Экер ждет меня в аэропорту.
При перелете из Манилы на восток мы пересекли еще два часовых пояса, поэтому на Япе уже сумерки. Зеленая травка на поле, у входа в страну встречают местные девушки с открытой грудью, как и обещали путеводители, в венках и юбках из травы, довольно миловидные и, однозначно, приветливые. Всем вновь прибывшим надевают на головы венки. Ненапрягающие формальности (для короткого, не более 30 дней, посещения острова Яп виза не нужна), воссоединение с огромными дайверскими сумками – и в Манта Ray Bay Hotel.

 

Разноцветными огнями горит силуэт старинной шхуны «Мнюв», она возвратилась из дальних стран и сейчас там ресторан и бар, где разливают пиво производства собственной пивоварни The Stone Money Brewery, которая расположена тут же. Бассейн с кафельной мантой в натуральную величину на дне, кажется, переходит прямо в залив.
Все рядом, направо – дайв?центр, налево – гостиница. Из моего номера выход в персональную беседку с бамбуковыми шторами, внутри – чудесные тропические цветы, собственный бассейн, бортик и ступени из песчаного камня, на него не горячо наступать даже в самую жару.

 

Убранство каждого номера стилизовано под какого-то морского животного. Мой – Комната Наутилуса. Брелок для ключа – из древесины каштана с изображением наутилуса. Даже одеяло на кровати – с изображением наутилуса в лоскутной технике. Резная мебель из ротанга. Душ-туалет-телевизор-телефон-кондиционер… – все, что нужно самому взыскательному путешественнику.

 

Однако вновь прибывший, да и остальной народ, уже собирается на верхней палубе «Мнюва». Теплый ветерок, звезды, Texas Two Step – половина темного, половина светлого… Знакомства и разговоры на разных языках, но почему-то почти на одну тему: где нырял, что видел.

 

Манты и мантоведение. В 1991 году Manta Ray Bay Hotel & Yap Divers давали в своей рекламе такой текст: «Если гость проведет на курорте по крайней мере 5 ночей, будет нырять по крайней мере в течение 4 дней, делать минимум по 2 дайва в день и не увидит ни одной манты – деньги за проживание и погружения возвращаются!».
Манты приходят на Яп по каналам в Барьерном рифе. Билл Экер полагает, что их привлекает обилие пищи и тихие места. Именно внутри Барьерного рифа Япа, в мелководных лагунах и мангровых зарослях развивается планктон. Естественный приливной поток проносит планктон сквозь каналы в огромных количествах. Манты просто зависают в каналах и заглатывают планктон, который сам идет им в рот. Здесь же появляются на свет «мантеныши», Билл сам наблюдал только что рожденных детенышей (не больше 30 см в размахе крыльев) на мелководье вблизи от берега. Места, куда особенно часто приходят манты, присмотрены, видимость (на приливе) может и превосходить 30 метров, глубины на станциях – от 12 до 24 метров.

 

«Манты не любят больших пузырей, манты любят маленькие пузырьки, их не надо дергать и дразнить – уйдут. Надо держаться близко ко дну, тогда манты привыкнут и останутся надолго», – это ключевой текст из брифинга дайв-гида Джона перед погружением на очередную Manta cleaning station. «Это станция чистки для мант, не для дайверов». От причала мы шли на лодке минут сорок, по дороге встретили только еще одну лодку Yap Divers, идущую на другую станцию. Погружаемся, довольно мрачновато, «мерки» (murky), как они говорят… Озираюсь, вроде никого, не считая Билла Экера и Криса с Филиппин. Верчу головой во все стороны и вдруг – Билл трогает за плечо – поднимаю голову наверх– прямо на меня идет такая… такое… такой ковер-самолет метра в полтора шириной… Глаза изучающе смотрят. Держусь у дна. Когда манта проходит над тобой, кажется, что накрывает волной, прижимает ко дну. Затаив дыхание, смотрю, как появляются еще две, потом еще три, вот уже сбиваюсь со счета, не меньше десяти, они проходят в одну сторону, возвращаются, кружат… Манты расслабленно парят, лениво отдавшись течению. Вдруг, обратив внимание, как они спокойно и мощно идут против течения, равномерно взмахивая крыльями, осознаю, какая силища в этих распахнутых крыльях…
Когда на Япе были обнаружены первые постоянные манты (кстати, почти случайно), дайв-эксперты были озабочены тем, что ежедневное присутствие дайверов отрицательно повлияет на мант, и они уйдут. Получилось совсем наоборот. Мы им явно интересны, они нежатся на пузырьках воздуха, проходят совсем близко, практически касаясь маски, делают круги… В Yap Divers наблюдают за своими мантами, уже идентифицировано (по неповторимому рисунку темных пятен на нижней стороне) более 100 особей. Их «портреты» с именами вывешены в дайв-центре. В разговоре дайв-гидов вполне можно услышать: «Сегодня приходили Гатар и Вольфганг». Право на наречение именем дается любому, кому повезет во время дайва встретить новую особь и сфотографировать ее. Сам Билл Экер совершил больше 12 000 погружений, в основном на Япе, и провел под водой с мантами, наверное, больше времени, чем кто-либо. И рассказывать об их повадках он может бесконечно. Его уникальный опыт выражен в сертифицированном спецкурсе PADI Manta Awareness – «Мантоведение» – который преподается только здесь, в Yap Divers.

 

Дайв-центр и дайверы. «На Япе есть не только манты!» – начинает свой рассказ Ян Следсенс, управляющий 5-звездным дайв-центром PADI Yap Divers. Два канала с мантами – уникальны, но есть и стенки, красивые каньоны, пещеры, на самом деле гроты (ненастоящие пещеры, где нужен свет и все такое). Если выйти на западную сторону – вертикальные стенки больше 100 метров, на восточной стороне – слабонаклонный риф, больше твердых кораллов, макрожизнь. Есть акулы (рифовые, няньки), черепахи, скаты, крылатки. Вся жизнь напрямую зависит от приливов. Если дайв в канале – с приливом приходит чистая вода, становится меньше планктона, но существенно лучше видимость. Погружения на Япе хороши тем, что они несложные, могут участвовать дайверы всех уровней.

 

Время утренних погружений, в зависимости от прилива, – с 7 до 9-30. Обычно, к часу уже все свободны после первых двух дайвов, и можно идти на вторые два или ночное, или на рыбок-мандаринок. То есть в день можно сделать до 5 погружений. Лодка идет даже с одним желающим – это принцип. Дайв-сайты практически по всему периметру островов – на карте их сейчас порядка пятидесяти. Частенько хозяева отправляются «на разведку». Так нашли макро-сайты с морскими коньками прямо в гавани, рыбок-мандаринок. Обучающие курсы тоже есть, от Discover scuba-diving до инструктора, плюс две специализации: найтрокс и фото, а также особенное – «Мантоведение». Сейчас «Мантоведение» и найтрокс – два наиболее востребованных курса.

 

Еще несколько лет назад некоторые европейские гости сталкивались с проблемой – все баллоны в Yap Divers с yoke-вентилями. Но сейчас адаптеров хватает на всех, как и адаптеров для зарядки съемочной техники – на 110 и 220 В (на Япе американская система). И еще: найтрокс бесплатный!
Остров и островитяне. Manta Ray Bay Hotel &Yap Divers расположен в самом центре острова, в столице под названием Колония. Здесь на небольшом пятачке собраны официальные учреждения: администрация, полиция, пожарная станция, телефонный узел, магазинчики, офис по туризму.

 

Яп совсем не курортный остров, типа Баунти, хотя есть и пляжи с белым песком. А так – буйные заросли, пройти сквозь которые можно только по дорогам или специальным каменным тропам, соединяющим деревню с деревней. На острове живут – не тужат в своих бамбуковых жилищах на настилах примерно 10 тысяч местных жителей (и еще 10 тысяч – на дальних островах), жуют себе бетель – легкий наркотический пальмовый орех… Примерно половина живет практически натуральным хозяйством. Женщины работают на огороде и плетут корзинки, мужчины отправляются на рыбалку, прихватив в корзиночке все для жевания бетеля – сами орехи, листья зеленого перца для закрутки и бутылочку с лаймом (специальный порошок, приготовляемый из высушенных кораллов). Другие – работают, в основном, на государство – это самый большой работодатель. Маленькая, но растущая отрасль – туризм; маленькие, но развивающиеся – сельское хозяйство, коммерческое рыболовство, продуктовые магазины. На острове есть детский сад и начальная школа, госпиталь и церковь.

 

Возможностью прикоснуться к традиционной культуре Япа мы также обязаны Биллу Экеру, который в 1991 году, впервые в истории острова, устроил экскурсии в настоящую япийскую деревню с возможностью посмотреть, как они живут, как готовят и, главное, все это можно фотографировать. Очень красочны традиционные танцы с палками: речитатив, пение, перестук… Конечно, это танцуют специально для нас, но в содержании каждого танца излагается какой-то отрезок истории Япа (например, как тяжело им было под бомбежками во время Второй мировой войны). Конечно, пышные шуршащие юбки из цветной соломы, венки – для праздника. Но и на улицах, и в магазинах женщины – с голой грудью, а мужчины – в набедренных повязках. Запросто. Им так удобно. На улицах островитяне не то, чтобы прямо источают радушие, но если обратишься – расцветают улыбкой и готовы помочь.

 

Япийцы издавна слыли в Тихоокеанском регионе опытными моряками и навигаторами, таковы они и сейчас. Восприятие западной культуры кажется гармоничным – вполне логично уживается с национальной исторической культурой, бытом, независимым островным самосознанием. И материальные блага, и богатство занимают не первое место в шкале человеческих ценностей.
И каменные деньги. Яп, помимо и задолго до развития дайвинга, знаменит выдающейся археологической диковиной, отличающей остров от всех других в Тихом океане, да и в мире. Это каменные деньги – «раи» по-местному. Яп – единственное место на Земле, где когда-либо «чеканились» и использовались для коммерции каменные деньги. Легенды утверждают: однажды древний мореплаватель проплыл почти 600 километров на своем каноэ к соседнему острову Палау и обнаружил там искрящийся камень, кристаллический кальцит, из него сложены блестящие стены пещер, которые пронизывают камни острова Палау. Япийский мореплаватель наказал своей команде нарезать куски камня в форме полной луны. В центре каменного диска вырезалось отверстие, чтобы их можно было нести на деревянных жердях. Радиоактивное углеродное датирование показало, что япийцы могли производить свои деньги еще от полутора до двух тысяч лет назад. Итак, каменные деньги нарезались на Палау, затем устанавливались на утлегари (утлегарь (outrigger) – кусок дерева или бамбука в форме лодки, устанавливаемый параллельно каноэ для придания устойчивости; используется в Индийском и Тихом океанах) для опасного путешествия обратно на Яп.

 

Много мореходов погибло по дороге в штормах, но те, кто довозил каменные деньги, возвращались героями, и их деньги считались самыми ценными на острове. Диаметр большинства – от 90 см до полутора метров. Самые большие «монеты» – три с лишним метров, много по 2,5-3 метра. Ценность не однозначно определяется размером, а скорее, происхождением, историей. Каждая «деньга» может послужить основой для рассказа, а то и романа: кто вырезал ее и доставил на Яп, кому она принадлежала и при каких обстоятельствах переходила из рук в руки. Самое интересное, что япийцы до сих пор ценят свои странные каменные деньги, и они действительно в ходу, правда, по специальным поводам – это покупка земли, улаживание конфликтов и выкуп за невесту. Физически «хода», конечно, нет. Деньги редко перемещаются с места на место, а, как правило, стоят там, где и стояли веками – в «Банках каменных денег» на центральной площади деревень, глубоко в джунглях. А скорая молва разносит информацию о смене владельца.

 

К сожалению, почти половина каменных денег утеряна или разрушена во время Второй мировой войны. По оценкам число оставшихся – примерно 6 600 единиц. Каменные деньги Япа, являясь археологической загадкой, экспонируются в музеях США, России, Японии, Германии. Кстати, некоторые швейцарские и американские банки тоже обзавелись каменными деньгами. Сейчас экспорт денег требует специальной процедуры.
P.S. И мандаринки! Все впечатления не влезли. На острове есть еще рыбалка и каякинг, есть местная художественная галерея и арт-базар по воскресеньям… А можно просто не выходить никуда – делать по 5 нырялок в день и проводить вечера в приятной компании на шхуне «Мнюв».

 

Погружения с мантами и каменные деньги – уже достаточно, чтобы пересечь полсвета. Но! На Япе, прямо на домашнем рифе (Rainbow reef – радужный), живут мои любимые, самые красивые под водой, с ярчайшими красно-оранжево-зелено-синими узорами рыбки-мандаринки. И к ним можно погружаться каждый день, на закате солнца. И они совсем не стеснительные…

 

Текст: Светлана Мурашкина
По материалам журнала ОКОПУС